ГОСТЯМ ВЫКСЫ

  • Где есть
  • Где жить
  • Что смотреть
Для переключения между автомобильным, велосипедным и пешеходным арт-маршрутом выберите соответствующую иконку на карте.
Автомобильный маршрут
Велосипедный маршрут
Пеший маршрут
Старинный нижегородский город Выкса вырос вокруг металлургического завода с 260-летней историей. Здесь были изготовлены первые в стране железнодорожные рельсы, литые чугунные украшения и знаменитые кони на Триумфальной арке, ограда для здания Провиантских складов и Большого театра в Москве. В Выксе поддерживают и развивают культурные традиции, как старые, так и вновь созданные: сейчас здесь в едином пространстве существуют металлические конструкции инженера, архитектора и изобретателя Владимира Шухова и арт-объекты современных художников со всего мира. Фестиваль ARTOVRAG стартовал в 2011 году, вдохновляясь программами развития многих малых городов в Европе с помощью проведения там фестивалей современной культуры — так преобразились и стали важными туристическими центрами Авиньон, Канны и Гластонбери. Чтобы успешно интегрировать фестиваль в жизнь города, его жителей сделали не просто зрителями, а соучастниками фестиваля.

АВТОМАРШРУТ

  • КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ И ОКРЕСТНОСТИ
  • ВОКРУГ ПОЖАРНОЙ ЧАСТИ
  • ШУХОВСКАЯ БАШНЯ
  • «ВОЛНА»
  • «МАДОННА»
  • УЛИЦА ЛИЗЫ ЧАЙКИНОЙ
  • МИКРОРАЙОН ЖУКОВСКОГО
  • ВОКРУГ СТАДИОНА «АВАНГАРД»
  • КРАСНЫЕ ЗОРИ


КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ И ОКРЕСТНОСТИ
(ост. «Арт Овраг»)
Парковка: у Нового Универмага (Ленина, 17)

Сводить знакомство со стрит-артом Выксы на автомобиле лучше начиная с окрестностей местной Красной площади – такое революционное название получила старинная Базарная площадь к десятилетию революции в 1927 году. Тогда же здесь был заложен и первый камень самой заметной постройки города – Дворца культуры металлургов [1]. Сейчас это голубое здание с двумя изящными башенками, возведенное за рекордные два года по проекту архитектора Евгения Гуцкова, более известно как ДК им Лепсе, в честь латвийского большевика, главы местного профсоюза металлургов, финансировавшего строительство.

В 2014 году за зданием ДК появился новый символ города – «Pro.Елка» [2] архитектора Петра Виноградова из проекта «Pro.Движение». Эта 17-метровая стальная скульптура, обыгрывающая образ московской Шаболовской башни, получила в 2015 году престижную Премию Сергея Курехина в категории «Искусство в общественном пространстве», и по-настоящему пришлась по душе консервативным выксунцам, полюбивших устраивать вокруг авангардной елочки новогодния гуляния.

Сразу несколько произведений стрит-арта обнаруживаются за углом от площади, со стороны улица Ленина – вокруг почты и здания, которое в Выксе до сих пор называют Новым Универмагом (сейчас здесь супермаркет ATAК). Белые кошки, стерегущие птичек на торце Нового Универмага [3], появились в 2011 году стараниями братьев Андрея и Михаила Рудневых, работающих под псевдонимом ArtBrothers; это одна из первых их работ в Выксе.

Две стороны [4] трансформаторной будки справа от здания расписали в 2012 году молодые кемеровские художницы из дуэта Pani Paniki, чьи работы сейчас можно встретить по всей России; третью [5], украшенную изображением сказочной девушки с косой, – никому в 2013 году еще не известная ростовчанка Настя Красева. «Арт-Овраг» в Выксе стал одним из первых фестивалей, в котором Красева приняла участие; сейчас она входит в московское объединение Vitae Viazi, работы которого вы еще увидите по всему городу.

С другой стороны этой трансформаторной будки открывается боковой торец городской почты (Красная Площадь, 7); сюрреалистическая трехмерная иллюзия на стене [6] – еще одна работа братьев-близнецов Рудневых, они же ArtBrothers (2012).

Если обойти здание почты кругом, с обратной стороны обнаруживается глухой кирпичный забор [7], во всю длину расписанный пермской командой ICREW. Выцветшая краска на старом кирпиче, пустырь с видом на панельные дома микрорайона «Центральный» – хотя эта работа ICREW и была фестивальной, мало какая роспись в Выксе производит такое же впечатление настоящего партизанского искусства, каким и был изначально стрит-арт.

На обратном пути к Новому Универмагу и оставленной машине стоит отыскать еще одну расписанную трансформаторную будку [8] (подсказка: она между зданием универмага и ДК им. Лепсе). Женское лицо на ее стене выполнил в 2012 году серпуховский художник Рома REMO, один из самых интересных и узнаваемых уличных художников России. Начав заниматься стрит-артом еще на заре 2000-х, со временем он переключился на графику и живопись на холсте, что довольно заметно сказалось на его графитти, выполненных в крайне узнаваемом стиле: виртуозные росписи REMO образованы мельчайшими разноцветными кругами или геометрическими фигурами, которые больше всего напоминают не то мазки живописи французских пуантилистов, не то фосфены — цветные пятна, что появляются на глазах, если смотреть на солнце.

Двигаясь дальше по улице Ленина, не пропустите справа торец типовой девятиэтажки, на котором в 2016 году появилось панно «Природа» [55]Константина Zmogk (микрорайон Центральный, 3, второй по ходу движения дом после Нового Универмага). Один из старейших действующих мастеров стрит-арта в России, Zmogk продолжает расписывать стены с 1990-х годов – шрифтовыми композициями, изображениями фантастических роботов или, как на этой стене в Выксе, — динамичными и несколько абстрактными рисунками, которые складываются из крупных разноцветных поверхностей.

ВОКРУГ ПОЖАРНОЙ ЧАСТИ
Парковка: у пожарной части (Ленина, 65) или у церкви Иоанна Богослова (Ленина, 69)

Справа из-за забора пожарной части виднеется обитая цинком башня [9], на которой в 2011 году те же Art Brothers нарисовали рыболова, не подозревающего, что на его удочку сейчас попадется рыба-молот. А чуть наискосок от этой башни, на стене дома 10А, обнаруживается первая из трех работ, которые выполнил в 2013 году в Выксе французский художник Филипп Боделок. Рисунки этого выпускника парижской Высшей школы прикладного искусства, самого престижного художественного вуза Франции, узнаваемы с первого взгляда. Паутина тончайших белых линий, которые Боделок виртуозно чертит от руки мелом или пастелью на угольно-черном фоне, заполняются геометрическими узорами и очертаниями неведомых галактик, чтобы волшебным образом сложиться в завораживающие трехмерные фигуры животных, вымышленных или настоящих. В последние годы этот сказочный зверинец появлялся (и вскоре исчезал) и на стенах Парижа, Марселя и других французских городов, и в залах важных художественных галерей, но Выкса остается едва ли единственным местом за пределами родины художника, где с ними можно свести знакомство. Две работы Боделока – антилопа [10] и притаившийся на ветке ягуар [11] – находятся на стенах соседних домов вокруг выксунской пожарной части (Центральный микрорайон, 9 и 10А), еще одну вы увидите чуть позже.

С этими же домами за пожарной частью связана и едва ли не главная история успеха фестиваля «Арт Овраг» — по крайней мере, с точки зрения самих выксунцов. Чтобы взглянуть на ее последствия, достаточно углубиться во дворы – дорогу укажут выкрашенные в радужные цвета коробы газовых труб [12] между девятиэтажками. Кураторов «Арт Оврага» не могло не смущать, что программа фестиваля никак не затрагивает местных жителей, жизнь которых она была призвана улучшить. И вот в последние годы в рамках фестиваля в Выксе стартовала программа «арт-дворов», основанная на принципах так называемого соучаствующего проектирования — этот подход предполагает, что в трансформации городской среды на равных с заезжими именитыми архитекторами и урбанистами участвуют и непосредственно потребители будущего проекта, то есть местные жители. Жильцы окрестных домов формулировали проблемы своего двора, придумывали с помощью архитекторов и урбанистов способы их решения, разрабатывали проект – после чего он был реализован. Первый арт-двор города [13] как раз и находится за пожарной частью. Среди выксунцев он до сих пор известен как «Черный кортик»; такое зловещее название носила излюбленная забава местных мальчишек – спихивать друг друга с покатой крыши подземного гаража чуть ли не под колеса автомобилей, лихо объезжавших через двор пробки на улице Ленина. В 2015 году на месте опасной крыши по проекту жильцов Артель архитекторов выстроила универсальную конструкцию, которая может по необходимости трансформироваться в сцену для выступлений, зал для собраний соседей или спортивную площадку.

ШУХОВСКАЯ БАШНЯ
Парковка: нет

За расписанной пристройкой [14] на перекрестке улиц Ленина и Братьев Баташёвых (каждую из машин на этой стене нарисовал один из художников, приглашенных в Выксу на фестиваль 2013 года) по правой стороне тянется забор металлургического комбината. А за забором скрывается главная достопримечательность города – водонапорная башня Владимира Шухова [15]. Гениальный русский инженер и изобретатель известен во всем мире в первую очередь одним открытием – революционной идеей использования в строительстве сетчатых оболочек из стальных балок в форме геометрической фигуры гиперболоида; самый известный гиперболоид инженера Шухова – это, разумеется, построенная им под конец Гражданской войны 160-метровая Шаболовская башня в Москве. Гиперболоидные сетчатые конструкции – невесомо легкие и невероятно прочные — лежат в основе самых авангардных построек XXI века, придумал их же в конце XIX века как раз Шухов (и, к слову, одновременно с ним и независимо от него к схожей идее подбирался в Испании еще один гений, надолго опередивший свое время, – Антонио Гауди). Первую такую «ажурную», как называл их сам Шухов, башню он выстроил еще в 1896 году для Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде. И новатора Шухова тут же привлекают к расширению и перестройке металлургического завода в Выксе. Здесь он возводит над одним из цехов первое в мире перекрытие в виде стальной сетчатой мембраны двойной кривизны (1897) и строит гиперболоидную водонапорную башню высотой в 28,5 метров (1898) – и то, и другое, разумеется, из прославленного выксунского металла. Цех с авангардными шуховскими перекрытиями используется до сих пор, туда не попасть; башню же, хоть она и находится на территории завода, обещают отреставрировать и открыть для туристов – возможно, даже в 2017 году. Но пока этого не произошло, остается только разглядывать ее из-за заводского забора.

На пути к следующей остановке надо будет съехать после завода через заправку налево и выбраться через довольно разбитую дорожку на улицу 1 мая к дому 36 на берегу Нижнего пруда.

«ВОЛНА»
Парковка: 1 Мая, 36

Хотя сейчас Нижневыксунский пруд выглядит как настоящее озеро, сооружение это рукотворное – часть сложнейшей системы прудов и плотин, устроенных в конце XVIII века братьями Баташёвыми; спускаясь из пруда в пруд, вода приводила в действие все машины основанного ими здесь завода, вокруг которого и выросла Выкса. Двор дома 36 со стороны заросшего осокой пруда – место довольно идиллическое, хоть и окружено с трех сторон панельными домами. В 2012-2013 гг. здесь были расписаны две постройки – трансформаторная будка и позднесоветское здание кафе «Волна». С одной стороны кафе украшает абстрактный портрет [16] работы уже известного вам Ромы REMO – вещь еще более виртуозная, чем то, что вы видели у ДК Лепса. С другой – парное панно [17] Степана Краснова и краснодарца Артура Abel. Краснов — предводитель московской команды 310, которая действует аж с 1990-х годов и в первую очередь славится поп-артовыми сценками, будто напрямую перенесенными на городские стены не то из комиксов 1960-х годов, не то из альбома Роя Лихтенштейна. Именно Краснов и придумал заполнять изображение цветными растровыми точками, имитирующими газетную печать фотографий полувековой давности, – в последние годы такие фирменные работы 310 можно было видеть не только в центре Москвы, но и в Берлине, Париже, Барселоне, Сарагосе, Марракеше. Трансформаторную будку [18] в том же дворе расписали два главных уличных художника Челябинска, Dikson (геометрическая композиция с птицами и самолетом на одной стене) и Batis (размашистая лягушка на другой).

Обратно — на пересечении с улицей Ленина — прямо на улицу Братьев Баташёвых (с которой, кстати, тоже видна за заводским забором Шуховская башня – на этот раз слева). На следующем светофоре — правее по улице Вавилина, далее прямо по Островского до пересечения с ул. Чкалова.

«МАДОННА»
Парковка: Островского, 26

Если нырнуть с улицы Островского вглубь квартала, попадаешь в идиллический район старых краснокирпичных домов. Здесь, во дворе между домами №10 и 12 по улице Чкалова скрывается самое, пожалуй, обаятельное произведение стрит-арта в Выксе – написанная на стене сталинской трансформаторной будки черно-белая «Мадонна» [19] Паши 183. Радикальный стрит-арт работавшего под этим псевдонимом художника Павла Пухова незадолго до его смерти открыла для себя британская пресса, немедленно окрестившая его «русским Бэнкси»; самого Пухова, по рассказам его друзей, такое сравнение с самым знаменитым уличным художником мира скорее раздражало. Во многих работах он мастерски обыгрывал окружающие рисунок предметы, будто включая их в свое произведение; вот и камерная выксунская «Мадонна» уютно примостилась в проеме декоративной будки, образуя вместе с проржавевшей дверью некое подобие церковного складня.

Далее по улице Островского почти до самого конца, свернуть направо на улицу Романова и ехать до угла улицы Лизы Чайкиной.
УЛИЦА ЛИЗЫ ЧАЙКИНОЙ
Парковка: Лизы Чайкиной, 18А

Вторая сохранившаяся в Выксе работа Паши 183 занимает весь торец дома 16. Она называется «Сказка о потерянном времени» [20] (2012): словно пытаясь остановить бег времени, ребенок тянет на себя гирьки настенных часов, а из окошка над циферблатом вместо кукушки выскакивает камера наружного наблюдения. К теме тотального контроля и надзора Пухов обращался во многих своих работах – что, отметим, опять же сближало его с Бэнкси. Надо сказать, что эта работа в Выксе уцелела по некоторой случайности. Многие росписи других художников погибли вместе со снесенными домами или же оказались погребены под слоем утеплителя, которым коммунальщики покрывали стены. В 2013 году пришла пора утеплять и этот дом; но к тому времени имя «русского Бэнкси» уже было на слуху даже у людей, от стрит-арта довольно далеких. Понимая, что имеют дело со знаменитостью, да вдобавок теперь и покойной, – а одну инсталляцию Паши 183 в городском парке успели к тому времени снести – выксунские власти сняли роспись со стены, утеплили фасад и вернули работу на то же место.

А вот торцу соседнего дома 17 повезло меньше. Бывшая здесь роспись команды 310, к примеру, так и пала жертвой утепления; сейчас на ее месте красуется работа петербуржца Стаса Багса «Первая встреча маленькой Эммы» [21]: крохотная девочка совсем потерялась перед огромным игрушечным конем.

МИКРОРАЙОН ЖУКОВСКОГО
Парковка: микрорайон Жуковского, 2А


Окраинный микрорайон Жуковского, до которого вы сейчас добрались, — место, пожалуй, самой высокой концентрации расписанных стен в городе. Чтобы убедиться в этом, достаточно пройти от работы Паши 183 пешком или проехать на машине буквально один квартал. Тут же обнаружится, что не менее гигантская роспись покрывает и дальний торец дома 18 по улице Лизы Чайкиной («Ключ к счастью» [22], Алекс Blot, 2013), на фасаде соседней школы красуется психоделический павлин [23](Андрей Целуйко из команды 310), а на противоположной стороне улицы Романова чуть впереди виднеется фламинго [24], нарисованный московской командой ZukClub. От этого-то фламинго и маленького пятачка с часовней перед ним и начинается самый стрит-артовый район города.

Огромные, высотой в весь дом панно красуются тут буквально на каждом доме. Впереди выглядывает «Гитарист» [25] ангарца Basil Lst (микрорайон Жуковского, 13; выксунцы ласково называют эту роспись «Розенбаумом»), прямо на площадь у часовни выходят веселенькие окна с наличниками [26], которые поселила на глухую стену панельной пятиэтажки самарская группировка ЧЖНС (микрорайон Жуковского, 1), а на торце соседнего дома 2 происходит безумное чаепитие [27] в духе Льюиса Кэррола (севастополец Алексей Kislow). Отдельно выигрышными местами в микрорайоне оказались стыки поставленных гармошкой домов – два торца открываются здесь навстречу зрителю наподобие книги; особенно удачно этим воспользовались участники прославленного сибирского дуэта Aber и Morik с их парными фигурами [28] на дальнем от часовни торце дома 2 и примыкающем к нему торце дома 4. Если протиснуться в узенький проход между их рисунками и пройти через двор, то дальше обнаруживается еще одна работа – скворечник [29] в исполнении одного из самых активных московских уличных художников, Евгения Оззика (он же 0331c); тонкие веточки, нарисованные на фасаде №7, перекликаются с живыми соснами леса, который встает прямо у стены этого дома, последнего в городе.

Вернуться на улицу Романова, на первом светофоре направо на улицу Пушкина .

ВОКРУГ СТАДИОНА «АВАНГАРД»
Парковка: Пушкина, 5

На боковой стене дома 5 по улице Пушкина обнаружится третий зверь [30] Филиппа Боделока, самый загадочный. Кто это, выксунцы никак не могут решить – не то кашалот, не то дельфин, не то еще кто-то большой и водоплавающий. Художник мог бы облегчить их терзания, но ограничился лишь загадочной надписью: «В память о Пушкине». Возвращаясь к машине, можно взглянуть на противоположную сторону улицы, где на поле местного стадиона «Авангард» карабкается на осветительную мачту железный человечек. Эта скульптура Дмитрия Алексеева и Алексея Иванова называется «Человек-башня» [31].

В конце улицы Пушкина налево на улицу Красные Зори.

КРАСНЫЕ ЗОРИ
Парковка: Красные Зори, 39

В годы первых пятилеток, когда Выкса только получила статус города, эту улицу проложили, чтобы соединить воедино бывшие рабочие поселки, присвоив ей заодно столь романтическое название – счастливое коммунистическое будущее, казалось, было уже не за горами. Самая протяженная улица города до сих пор остается главной и самой парадной в Выксе, хоть и не выходит ни к одной из центральных площадей.

В конце 1920-х годов, когда большинство выксунских рабочих еще почитали за счастье получить комнату в новом деревянном бараке, в этой части Красных Зорь начали возводить аккуратные двухэтажные кирпичные домики (№37, 39, 41, 43) – элитное жилье предназначалось для немецких специалистов из фирмы Круппа, приехавших консультантами на строительство нового завода. Сейчас эти дома расселены и ждут сноса; сколько они еще простоят, неизвестно, но постарайтесь успеть увидеть росписи [32], [33], [34], [35] на торцах номеров 39 и 41, выполненные в 2012 году, когда эти дома были еще жилыми. Здесь отметилась московская команда Vitae Viazi, именитый дуэт Аesthtetics из Жуковского (они же Петро и Слэк) и другие менее известные художники. Сейчас, когда исторические дома на Красных Зорях стоят расселенные, а росписи на их стенах, оставшиеся с героических первых лет проведения "Арт-Оврага", несколько потрепаны временем и непогодой, этот уголок Выксы приобрел особое обаяние. Не пропустите и индейца с баллончиком краски в руке на стене гаража [36] между домами 35 и 37 (Stan, Max13, 2013).

Теперь уже можно вновь садиться в машину и выходить на финальную прямую, осматривая местные достопримечательности из окна. Слева по борту у дома 30 видна еще одна трансформаторная будка, на которой изображен большой гном, держащий в руках гнома поменьше, – этот фирменный рисунок группировки ZukClub ("Парадокс" [37]) можно встретить и на улицах многих европейских городах, в которых работала эта московская команда. Чуть дальше с правой стороны, сразу за перекрестком с улицей Вавилина, возвышаются колонны Дворца Ленина [38], расписанные в 2011 году братьями Рудневыми, они же ArtBrothers. Следующий же дом за Дворцом Ленина, невзрачная на вид хрущевка [39](№23), — предмет особой выксунской гордости. Это первый экспериментальный панельный дом, cобранный в Выксе по шведским образцам аж в 1958 году – и только потом эту типовую модель 1605 растиражируют по всему СССР.

Чуть не доезжая до конца Красных Зорь, стоит свернуть налево на улицу Степана Разина, которая приведет вас обратно к микрорайону Центральный и «Pro.Елке» у Красной площади. Последнее, что стоит подметить по пути, — это эффектный ярко желтый торец дома 20 [40], в центре которого косит зерно пейзанин в шляпе. Эта работа известного екатеринбургского художника Славы ПТРК изначально создавалась в виде небольшого холста для его серии картин «Одиночество». Но тут крайне удачно подвернулся конкурс на лучшую настенную роспись в Выксе, в которой «Хороший урожай» победил – и в масштабе девятиэтажного дома контраст между крохотной фигуркой в центре и широким пространством вокруг оказался еще более разительным.

Старинный нижегородский город Выкса вырос вокруг металлургического завода с 260-летней историей. Здесь были изготовлены первые в стране железнодорожные рельсы, литые чугунные украшения и знаменитые кони на Триумфальной арке, ограда для здания Провиантских складов и Большого театра в Москве. В Выксе поддерживают и развивают культурные традиции, как старые, так и вновь созданные: сейчас здесь в едином пространстве существуют металлические конструкции инженера, архитектора и изобретателя Владимира Шухова и арт-объекты современных художников со всего мира. Фестиваль ARTOVRAG стартовал в 2011 году, вдохновляясь программами развития многих малых городов в Европе с помощью проведения там фестивалей современной культуры — так преобразились и стали важными туристическими центрами Авиньон, Канны и Гластонбери. Чтобы успешно интегрировать фестиваль в жизнь города, его жителей сделали не просто зрителями, а соучастниками фестиваля.

ПЕШИЙ МАРШРУТ

  • ДОМ БАТАШЁВЫХ И ОКРЕСТНОСТИ
  • ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА
  • КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ И ОКРЕСТНОСТИ
  • ПО УЛИЦЕ ЛЕНИНА К ПОЖАРНОЙ ЧАСТИ
  • КРАСНЫЕ ЗОРИ
  • УЛИЦА ЧКАЛОВА И ОКРЕСТНОСТИ


ДОМ БАТАШЁВЫХ И ОКРЕСТНОСТИ

Своим появлением на свет Выкса обязан братьям Ивану и Андрею Баташевым, — промышленникам, которые заложили в середине XVIII века на берегах речки Выксунь железнорудный завод. Вокруг завода и вырос рабочий поселок, ставший со временем городом. Вскоре прямо при заводе был заложен и дворец [41] для его хозяев — богатейшие промышленники во всем хотели походить на аристократию; впрочем, вскоре они добьются и дворянского титула. Двухэтажное здание возводилось в 1770-х по проекту крепостного Кисельникова, позже к нему был пристроен и третий этаж. В отреставрированном доме Баташёвых сейчас работает музей истории завода.

Для производства железа требовалось много воды, и даже прежде, чем закладывать завод, Баташёвы выстроили сложную систему прудов и плотин; спускаясь из одного пруда в другой, вода приводила в действие машины. Даже дом свой промышленники выстроили непосредственно у главной плотины, фактически на берегу так называемого Верхнего пруда. В 2014 году архитекторы московского бюро "Поле-Дизайн" Влад Савинкин и Владимир Кузьмин построили здесь у воды объект "Выксунь вверх!" [42] — длинную скамью-трибуну, вздымающуюся одним краем в небо, и облицевали ее керамогранитом, имитирующим ржавый металл. Загадочный объект крайне полюбился местным жителям, взявшим в привычку именно отсюда наблюдать закат над огромным прудом.

ПАРК КУЛЬТУРЫ И ОТДЫХА

Через дорогу от дома Баташёвых находится главный вход в выксунский парк культуры и отдыха. И как бы ни сложно было это себе представить, глядя на советский памятник Семи растрелянным коммунарам, встречающий вас у входа, вы находитесь в бывшем регулярном парке, который братья-промышленники — как и положено было в настоящей барской усадьбе — повелели устроить при своем дворце. Впрочем, о восемнадцатом веке сейчас в парке ничего не напоминает, зато много напоминает о веке двадцать первом: к обычному для маленького городка набору развлечений в этом симпатичном сосновом лесу добавляются произведения современного искусства, которыми Выкса обзавелась благодаря фестивалю "Арт Овраг".

Первый же след фестиваля, на который можно наткнуться в парке, стоит лишь немного углубиться в него по главной аллее, — это теннисный корт, стену [43] которого расписал в 2016 ветеран московского стрит-арта Вова Nootk. В парке культуры и отдыха яркие мультяшные персонажи, которыми славится Nootk, надо сказать, выглядят особенно органично. Еще одна роспись есть с внутренней стороны корта [44] — это работы выксунцев Ивана Nek и Романа Roms. А слева от главной аллеи, у стадиона "Металлург" — можно найти еще и гараж [45], который расписал красно-синими человечкам известный московский уличный художник Стас Добрый.

Впрочем, благодаря "Арт-Оврагу" вы и так еще увидите немало передового стрит-арта и граффити на улицах города. Парк же превратился благодаря фестивалю в место сосредоточения современной скульптуры и инсталляций, компактно расположившихся в его центральной части. Условное начало ее отмечают огромные деревянные буквы "Выкса" [46], которые при ближайшем рассмотрении оказываются детской площадкой — со встроенными в них лестницами, качелями и тому подобным; это работа архитекторов из бюро "Селигер". А почти сразу за ней уже видна первая из современных скульптур парка — "Случайный акт деконструктивизма" [47] Роба Малхолланда. Скульптор, прославившийся в свое время призрачными человеческими фигурами из прозрачного акрила, которые он прятал в лесах своей родной Шотландии, возвел здесь четырехметровую башню из выксунской стали в духе русского конструктивизма, обрушенную на землю под действием каких-то неведомых сил и так и застывшую в падении. Белый тотемический столб [48]со странными отростками и напластованиями, стоящий чуть дальше в парке, был выстроен в том же 2013 году француженкой Ив Бэйли для ее перформанса Entasis Dance, объединяющего скульптуру и современный танец. Для каждого перформанса она строит новый столб, на котором выступают танцоры в белых одеждах, будто сливаясь со скульптурой и продолжая ее. Первые три представления проходили в Нью-Йорке, а выксунское стало четвертым — поэтому скульптура и называется Entasis Dance IV. Еще одна скульптура, появившаяся в выксунском парке в том же 2013 году, называется "Интроспективная структура" [49]; вглядываясь в стальные переплетения этой работы итальянца Рикардо Мурелли, зрителю предлагается познавать самого себя,.

Чтобы найти четвертое — наиболее полюбившееся выксунцам — произведение того же фестиваля 2013 года, надо будет забирать от главной аллеи правее. Тут, на берегу сонного пруда Лебединка, венгерский скульптор Габор Сёке выстроил из деревянных брусков гигантского единорога [56] с развевающейся гривой. Единорог украшал дворянский герб Баташёвых, о чем Сёке узнал, уже оказавшись в Выксе — и тут же изменил все свои первоначальные проекты, чтобы поставить в Выксе именно это сказочное существо, быстро ставшее символом города.

Даже и после появления на берегах пруда "Единорога" Сёке Лебединка оставалась местом довольно запущенным. В усадебном парке Баташёвых это были два сообщающихся пруда, по которым плавали утки, лебеди, увеселительные плотики и венецианские гондолы. К сожалению, от всего былого великолепия ничего не сохранилось, и к началу XXI века Лебединка давно превратилось в обычное озерцо с заболоченными берегами, к которому от центральной аллеи даже было толком не выйти. Благоустройство Лебединки стало одним из ключевых проектов "Арт-Оврага" 2015 года. На берегах озера сначала появились специальные деревянные понтоны [57] со скамьями, столами и шезлонгами, а потом и качели [52], раскачиваясь на которых можно в прямом смысле слова летать над водой. В результате эти два проекта московских архитекторов из бюро "Парк" и "Селигер" превратили Лебединку в самое приятное место в парке, если не во всем городе.

КРАСНАЯ ПЛОЩАДЬ И ОКРЕСТНОСТИ


Расположенная рядом с домом Баташевых и входом в парк выксунская Красная площадь работает главной в городе. Свое революционное название старинная Базарная площадь получила к десятилетию революции в 1927 году. Тогда же здесь был заложен и первый камень самой заметной постройки Выксы – Дворца культуры металлургов [1]. Сейчас это голубое здание с двумя изящными башенками, возведенное за рекордные два года по проекту архитектора Евгения Гуцкова, более известно как ДК им. Лепсе, в честь латвийского большевика, главы местного профсоюза металлургов, финансировавшего строительство.

В 2014 году между зданием ДК и парком появился новый символ города – «Pro.Елка» [2] архитектора Петра Виноградова из проекта «Pro.Движение». Эта 17-метровая стальная скульптура, обыгрывающая образ московской Шаболовской башни, получила в 2015 году престижную Премию Сергея Курехина в категории «Искусство в общественном пространстве», по-настоящему пришлась по душе консервативным выксунцам и превратила площадь в центр новогодних гуляний.

Сразу несколько произведений стрит-арта обнаруживаются за углом от площади, со стороны улицы Ленина – вокруг почты и здания, которое в Выксе до сих пор называют Новым Универмагом (сейчас здесь супермаркет ATAК). Белые кошки, стерегущие птичек на торце Нового Универмага [3], появились в 2011 году стараниями братьев Андрея и Михаила Рудневых, работающих под псевдонимом ArtBrothers; это одна из первых их работ в Выксе.

Две стороны [4] трансформаторной будки справа от здания расписали в 2012 году молодые кемеровские художницы из дуэта Pani Paniki, чьи работы сейчас можно встретить по всей России; третью [5], украшенную изображением сказочной девушки с косой, – никому в 2013 году еще не известная ростовчанка Настя Красева. «Арт-Овраг» в Выксе стал одним из первых фестивалей, в котором Красева приняла участие; сейчас она входит в московское объединение Vitae Viazi, работы которого вы еще увидите по всему городу.

С другой стороны этой трансформаторной будки открывается боковой торец городской почты (Красная Площадь, 7); сюрреалистическая трехмерная иллюзия на стене [6] – еще одна работа братьев-близнецов Рудневых, они же ArtBrothers (2012).

Если обойти здание почты кругом, с обратной стороны обнаруживается глухой кирпичный забор [7], во всю длину расписанный пермской командой ICREW. Выцветшая краска на старом кирпиче, пустырь с видом на панельные дома микрорайона «Центральный» – хотя эта работа ICREW и была фестивальной, мало какая роспись в Выксе производит такое же впечатление настоящего партизанского искусства, каким и был изначально стрит-арт.

Дом 20 микрорайона Центральный, что выходит на пустырь перед забором почты, на своем дальнем торце (со стороны улицы Степана Разина) хранит замечательную работу [40] одного из самых известных российских художников "уличной волны", екатеринбуржца Славы ПТРК. Этот сюжет, "Хороший урожай", изначально создавался в виде небольшого холста для серии картин «Одиночество». Но тут крайне удачно подвернулся конкурс на лучшую настенную роспись в Выксе, в которой «Хороший урожай» победил – и в масштабе девятиэтажного дома контраст между крохотной фигуркой селянина в центре и широким пространством золотого пшеничного поля вокруг оказался еще более разительным.

На обратном пути к Новому Универмагу стоит отыскать еще одну расписанную трансформаторную будку [8] (подсказка: она между зданием универмага и ДК им. Лепсе). Женское лицо на ее стене выполнил в 2012 году серпуховский художник Рома REMO, один из самых интересных и узнаваемых уличных художников России. Начав заниматься стрит-артом еще на заре 2000-х, со временем он переключился на графику и живопись на холсте, что довольно заметно сказалось на его графитти, выполненных в крайне узнаваемом стиле: виртуозные росписи REMO образованы мельчайшими разноцветными кругами или геометрическими фигурами, которые больше всего напоминают не то мазки живописи французских пуантилистов, не то фосфены — цветные пятна, что появляются в глазах, если смотреть на солнце.

ПО УЛИЦЕ ЛЕНИНА К ПОЖАРНОЙ ЧАСТИ

Если двигаться от Нового Универмага дальше по улице Ленина, буквально через дом будет еще один торец типовой девятиэтажки, на котором в 2016 году появилось целое панно «Природа» [55] Константина Zmogk (микрорайон Центральный, 3, второй по ходу движения дом после Нового Универмага). Один из старейших действующих мастеров стрит-арта в России, Zmogk продолжает расписывать стены с 1990-х годов – шрифтовыми композициями, изображениями фантастических роботов или, как на этой стене в Выксе, — динамичными и несколько абстрактными рисунками, которые складываются из крупных разноцветных поверхностей.

Справа из-за забора пожарной части (Ленина, 65) виднеется обитая цинком башня [9], на которой в 2011 году те же Art Brothers нарисовали рыболова, не подозревающего, что на его удочку сейчас попадется рыба-молот. А чуть наискосок от этой башни, на стене дома 10А, обнаруживается первая из трех работ, которые выполнил в 2013 году в Выксе французский художник Филипп Боделок. Рисунки этого выпускника парижской Высшей школы прикладного искусства, самого престижного художественного вуза Франции, узнаваемы с первого взгляда. Паутина тончайших белых линий, которые Боделок виртуозно чертит от руки мелом или пастелью на угольно-черном фоне, заполняются геометрическими узорами и очертаниями неведомых галактик, чтобы волшебным образом сложиться в завораживающие трехмерные фигуры животных, вымышленных или настоящих. В последние годы этот сказочный зверинец появлялся (и вскоре исчезал) и на стенах Парижа, Марселя и других французских городов, и в залах важных художественных галерей, но Выкса остается едва ли единственным местом за пределами родины художника, где с ними можно свести знакомство. Две из трех выксунских работ Боделока – антилопа [10] и притаившийся на ветке ягуар [11] – находятся на стенах соседних домов вокруг выксунской пожарной части (Центральный микрорайон, 9 и 10А).

С этими же домами за пожарной частью связана и едва ли не главная история успеха фестиваля «Арт Овраг» — по крайней мере, с точки зрения самих выксунцов. Чтобы взглянуть на ее последствия, достаточно углубиться во дворы – дорогу укажут выкрашенные в радужные цвета коробы газовых труб [12] между девятиэтажками. Кураторов «Арт Оврага» не могло не смущать, что программа фестиваля никак не затрагивает местных жителей, жизнь которых она была призвана улучшить. И вот в последние годы в рамках фестиваля в Выксе стартовала программа «арт-дворов», основанная на принципах так называемого соучаствующего проектирования. Этот подход предполагает, что в трансформации городской среды на равных с заезжими именитыми архитекторами и урбанистами участвуют и непосредственно потребители будущего проекта, то есть местные жители. Жильцы окрестных домов формулировали проблемы своего двора, придумывали с помощью архитекторов и урбанистов способы их решения, разрабатывали проект – после чего он был реализован. Первый арт-двор города [13] как раз и находится за пожарной частью. Среди выксунцев он до сих пор известен как «Черный кортик»; такое зловещее название носила излюбленная забава местных мальчишек – спихивать друг друга с покатой крыши подземного гаража чуть ли не под колеса автомобилей, лихо объезжавших через двор пробки на улице Ленина. В 2015 году на месте опасной крыши Артель архитекторов выстроила универсальную конструкцию по проекту жильцов, которая может по необходимости трансформироваться в сцену для выступлений, зал для собраний соседей или спортивную площадку.

КРАСНЫЕ ЗОРИ

По улице Ленина, а еще лучше — по симпатичной пешеходной аллее, проходящей параллельно ей через весь Центральный — можно попасть на улицу Красных Зорь. В годы первых пятилеток, когда Выкса только получила статус города, эту улицу проложили, чтобы соединить воедино бывшие рабочие поселки, присвоив ей заодно столь романтическое название – счастливое коммунистическое будущее, казалось, было уже не за горами. Самая протяженная улица города до сих пор остается главной и самой парадной в Выксе, хоть и не выходит ни к одной из центральных площадей.

Составить некоторое представление о том, каким казалось светлое будущее в конце 1920-х годов, можно у многоквартирных деревянных домов (Красные Зори, 15, 17, 19), к которым изначально прилагались собственные огороды для каждой семьи. А невзрачная на вид хрущевка [39] дальше по той же стороне улицы (Красные Зори, 23) до сих пор остается предметом особой выксунской гордости. Это первый экспериментальный панельный дом, cобранный в Выксе по шведским образцам аж в 1958 году – и только потом эту типовую модель 1605 растиражируют по всему СССР. А за первым панельным домом в СССР, у пересечения с улицей Вавилина, высится типовой сталинский Дворец Ленина [38], колонны которого расписали в 2011 году братья Рудневы, они же ArtBrothers, чьи работы вы уже видели.

На противоположной стороне Красных Зорь за перекрестком с улицей Вавилина стоит отыскать трансформаторную будку у дома №30, на которой изображен большой гном, держащий в руках гнома поменьше, – этот фирменный рисунок группировки ZukClub ("Парадокс" [37]) можно встретить и на улицах многих европейских городах, в которых работала эта московская команда. Чуть дальше по той же стороне на торце трехэтажного дома №34 обнаруживается панно [50] екатеринбуржца Максима Реванша, которое местные жители прозвали "Волком", хотя какое именно животное тут изображено, до конца не ясно.

Чтобы попасть в самое, пожалуй, интересное место на Красных Зорях, надо будет снова перейти улицу и пройти чуть дальше. В конце 1920-х годов, когда большинство выксунских рабочих еще почитали за счастье получить комнату в новом деревянном бараке, в этой части Красных Зорь начали возводить аккуратные двухэтажные кирпичные домики (№37, 39, 41, 43) – элитное жилье предназначалось для немецких специалистов из фирмы Круппа, приехавших консультантами на строительство нового завода. Сейчас эти дома расселены и ждут сноса; сколько они еще простоят, неизвестно, но постарайтесь успеть увидеть росписи [32], [33], [34], [35] на торцах номеров 39 и 41, выполненные в 2012 году, когда эти дома были еще жилыми. Здесь отметилась московская команда Vitae Viazi, именитый дуэт Аesthtetics из Жуковского (они же Петро и Слэк) и другие менее известные художники. Сейчас, когда исторические дома на Красных Зорях стоят расселенные, а росписи на их стенах, оставшиеся с героических первых лет проведения "Арт-Оврага", несколько потрепаны временем и непогодой, этот уголок Выксы приобрел особое обаяние. Не пропустите и индейца с баллончиком краски в руке на стене гаража [36] между домами 35 и 37 (Stan, Max13, 2013).

УЛИЦА ЧКАЛОВА И ОКРЕСТНОСТИ

От расселенных домов на Красных Зорях можно уйти вбок по улице Белякова до следующего перекрестка (с улицей Чкалова). Здесь, у магазина "Пятерочка", отыщите трансформаторную будку c рисунком "Заключенный" [51] Никиты Nomerz. Изображение пленника, вырывающегося на волю из темницы, — часть большого проекта Nomerz "Живая стена": художник из Нижнего Новгорода разрисовывает заброшенные постройки по всей России, добавляя где глаза, где рот и нос, чтобы превратить их в изображения человеческого лица и вернуть погибшим зданиям жизнь. В 2013 году, когда Nomerz сделал эту работу на Белякова, он был куратором всей программы стрит-арта на "Арт-Овраге".

Дальше идите по улице Чкалова до пересечения с улицей Островского, а там сразу за перекрестком ныряйте вглубь квартала по правой стороне. В этом идиллическом районе старых краснокирпичных домов во дворе между домами №10 и 12 по улице Чкалова скрывается самое, пожалуй, обаятельное произведение стрит-арта в Выксе – написанная на стене сталинской трансформаторной будки черно-белая «Мадонна» [19] Паши 183. Радикальный стрит-арт работавшего под этим псевдонимом художника Павла Пухова незадолго до его смерти открыла для себя британская пресса, немедленно окрестившая его «русским Бэнкси»; самого Пухова, по рассказам его друзей, такое сравнение с самым знаменитым уличным художником мира скорее раздражало. Во многих работах он мастерски обыгрывал окружающие рисунок предметы, будто включая их в свое произведение; вот и камерная выксунская «Мадонна» уютно примостилась в проеме декоративной будки, образуя вместе с проржавевшей дверью некое подобие церковного складня.
Старинный нижегородский город Выкса вырос вокруг металлургического завода с 260-летней историей. Здесь были изготовлены первые в стране железнодорожные рельсы, литые чугунные украшения и знаменитые кони на Триумфальной арке, ограда для здания Провиантских складов и Большого театра в Москве. В Выксе поддерживают и развивают культурные традиции, как старые, так и вновь созданные: сейчас здесь в едином пространстве существуют металлические конструкции инженера, архитектора и изобретателя Владимира Шухова и арт-объекты современных художников со всего мира. Фестиваль ARTOVRAG стартовал в 2011 году, вдохновляясь программами развития многих малых городов в Европе с помощью проведения там фестивалей современной культуры — так преобразились и стали важными туристическими центрами Авиньон, Канны и Гластонбери. Чтобы успешно интегрировать фестиваль в жизнь города, его жителей сделали не просто зрителями, а соучастниками фестиваля.

ВЕЛОМАРШРУТ

  • ОТ ДОМА БАТАШЁВЫХ ДО ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ
  • ОТ ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ К ИВЕРСКОМУ МОНАСТЫРЮ
  • ОТ ИВЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ К МИКРОРАЙОНУ ЖУКОВСКОГО
  • ОТ МИКРОРАЙОНА ЖУКОВСКОГО К КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ
  • ВОКРУГ КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ
  • ОТ КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ ДО ДВОРЦА ЛЕНИНА
  • ОТ ДВОРЦА ЛЕНИНА К УЛИЦЕ ОСТРОВСКОГО


ОТ ДОМА БАТАШЁВЫХ ДО ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ

Своим появлением на свет Выкса обязан братьям Ивану и Андрею Баташевым, — промышленникам, которые заложили в середине XVIII века на берегах речки Выксунь железнорудный завод. Вокруг завода и вырос рабочий поселок, ставший со временем городом. Вскоре прямо при заводе был заложен и дворец [41] для его хозяев — богатейшие промышленники во всем хотели походить на аристократию; впрочем, вскоре они добьются и дворянского титула. Двухэтажное здание возводилось в 1770-х по проекту крепостного Кисельникова, позже к нему был пристроен и третий этаж. В отреставрированном доме Баташёвых сейчас работает музей истории завода.

Для производства железа требовалось много воды, и даже прежде, чем закладывать завод, Баташёвы выстроили сложную систему прудов и плотин; спускаясь из одного пруда в другой, вода приводила в действие машины. Даже дом свой промышленники выстроили непосредственно у главной плотины, фактически на берегу так называемого Верхнего пруда. В 2014 году архитекторы московского бюро "Поле-Дизайн" Влад Савинкин и Владимир Кузьмин построили здесь у воды объект "Выксунь вверх!" [42] — длинную скамью-трибуну, вздымающуюся одним краем в небо, и облицевали ее керамогранитом, имитирующим ржавый металл. Загадочный объект крайне полюбился местным жителям, взявшим в привычку именно отсюда наблюдать закат над огромным прудом.

По Верхнепрудной улице можно доехать до соседней Христорождественской церкви [58], построенной в 1773 году "тщением помещика Андрея Родионовича Баташёва" в качестве домового храма при барском доме. Проектировал здание, состоящее из летней ("холодной") церкви под куполом, отапливаемого зимнего храма и колокольни, похоже, тот же крепостной архитектор, что строил и дворец для промышленников. Церковь еще долго оставалась владением Баташёвых — до середины XIX века сюда не пускали никого, кроме членов семьи и их ближайших приближенных или гостей, а в склепе под храмом расположилась родовая усыпальница хозяев барского дома. Закрытый и разоренный в 1930-е годы храм был восстановлен только в 1990-х. Тогда же в его ограде пристроили и крестильную церковь Варнавы Гефсиманского.

ОТ ХРИСТОРОЖДЕСТВЕНСКОЙ ЦЕРКВИ К ИВЕРСКОМУ МОНАСТЫРЮ

За бывшим храмом Баташёвых, который работает теперь главной церковью города, начинается совсем деревенская Выкса. Кварталы одноэтажных домиков за заборчиками тянутся, насколько хватает глаз, и только вдали над ними возвышается гигантская колокольня Иверского монастыря, лучший ориентир для велосипедиста. Берите курс по улице Ратюка, а в конце ее сворачивайте направо на Ризадеевскую, главную улицу в этой части Выксы. Чтобы выехать сразу к монастырю, с Ризадеевской надо будет свернуть на улицу Спартака, но если вы никуда не спешите, можно сделать небольшой крюк — доехать по Ризадеевской еще пару кварталов до края города, где по правую руку обнаружится поросший сосновым бором мыс, в конце которого вас поджидает приятный песчаный пляж с говорящим названием "Беленький песочек" и кафе, к которому летом, на время проведения "Арт-Оврага", добавляется еще кемпинг.
Выксунский Иверский монастырь [53] появился в 1860-е годы и за считанные десятилетия превратился в одну из крупнейших и наиболее процветающих обителей Российской империи — в 1919 году, когда революционные власти закрыли монастырь, здесь насчитывалось более тысячи послушниц. Славой своей и богатством обитель была обязана чудотворной копии иконы Иверской Божьей Матери, ставшей объектом значительного паломничества. Иверский храм (1877) и монастырские стены начали разбирать в 1925 году — из этого кирпича в Выксе выстроили Дом культуры металлургов, поликлинику, роддом. Летом 1927 года взорвали и гигантскую колокольню, и массивный Троицкий собор (1909). Остатки монастырских построек в советские годы успели поработать техникумом, военкоматом и хлебозаводом, пока здания и землю не вернули церкви, а саму обитель не начали восстанавливать.

ОТ ИВЕРСКОГО МОНАСТЫРЯ К МИКРОРАЙОНУ ЖУКОВСКОГО

Буквально сразу за монастырем идет улица Лизы Чайкиной (выехать туда удобнее по ул. Лепсе). Ее надо будет проехать почти всю, чтобы найти торец дома 16, который занимает «Сказка о потерянном времени» [20] (2012), одна из двух сохранившихся в Выксе работ Паши 183. Радикальный стрит-арт работавшего под этим псевдонимом художника Павла Пухова незадолго до его смерти открыла для себя британская пресса, немедленно окрестившая его «русским Бэнкси»; самого Пашу 183, по рассказам друзей, такое сравнение с самым знаменитым уличным художником мира скорее раздражало. Хотя с Бэнкси его действительно сближало многое — в том числе и внимание к теме постоянного надзора и контроля со стороны государства. Вот и на этой работе ребенок тянет на себя гирьки настенных часов, словно пытаясь остановить бег времени, а из окошка над циферблатом вместо кукушки выскакивает камера наружного наблюдения.
Надо сказать, что эта работа в Выксе уцелела по некоторой случайности. Многие росписи других художников погибли вместе со снесенными домами или же оказались погребены под слоем утеплителя, которым коммунальщики покрывали стены. В 2013 году пришла пора утеплять и этот дом; но к тому времени имя «русского Бэнкси» уже было на слуху даже у людей, от стрит-арта довольно далеких. Понимая, что имеют дело со знаменитостью, да вдобавок теперь и покойной, – а одну инсталляцию Паши 183 в городском парке успели к тому времени снести – выксунские власти сняли роспись со стены, утеплили фасад и вернули работу на то же место. А вот торцу соседнего дома 17 повезло меньше. Бывшая здесь роспись команды 310, к примеру, так и пала жертвой утепления; сейчас на ее месте красуется работа петербуржца Стаса Багса «Первая встреча маленькой Эммы» [21]: крохотная девочка совсем потерялась перед огромным игрушечным конем.

Окраинный микрорайон Жуковского, до которого вы сейчас добрались, — место, пожалуй, самой высокой концентрации расписанных стен в городе. Чтобы убедиться в этом, достаточно проехать от "Первой встречи маленькой Эммы" буквально один квартал по улице Романова. Тут же обнаружится, что не менее гигантская роспись покрывает и и дальний торец дома 18 по улице Лизы Чайкиной («Ключ к счастью» [22], Алекс Blot, 2013), на фасаде соседней школы красуется психоделический павлин [23] (Андрей Целуйко из команды 310), а на противоположной стороне улицы Романова чуть впереди виднеется фламинго [24], нарисованный московской командой ZukClub. От этого-то фламинго и маленького пятачка с часовней перед ним и начинается самый стрит-артовый район города.

Огромные, высотой в весь дом панно красуются тут буквально на каждом доме. Впереди выглядывает «Гитарист» [25] ангарца Basil Lst (микрорайон Жуковского, 13; выксунцы ласково называют эту роспись «Розенбаумом»), прямо на площадь у часовни выходят веселенькие окна с наличниками [26], которые поселила на глухую стену панельной пятиэтажки самарская группировка ЧЖНС (микрорайон Жуковского, 1), а на торце соседнего дома 2 происходит безумное чаепитие [27] в духе Льюиса Кэррола (севастополец Алексей Kislow). Отдельно выигрышными местами в микрорайоне оказались стыки поставленных гармошкой домов – два торца открываются здесь навстречу зрителю наподобие книги; особенно удачно этим воспользовались участники прославленного сибирского дуэта Aber и Morik с их парными фигурами [28] на дальнем от часовни торце дома 2 и примыкающем к нему торце дома 4. Если протиснуться в узенький проход между их рисунками и пройти через двор, то дальше обнаруживается еще одна работа – скворечник [29] в исполнении одного из самых активных московских уличных художников, Евгения Оззика (он же 0331c); тонкие веточки, нарисованные на фасаде №7, перекликаются с живыми соснами леса, который встает прямо у стены этого дома, последнего в городе.

ОТ МИКРОРАЙОНА ЖУКОВСКОГО К КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ

Возвращаться в центр Выксу можно по улице Романова, но для велосипедной прогулки она не слишком-то приятна. Если не боитесь заплутать, стоит с Романова свернуть на первом же перекрестке направо на улицу Пушкина, а оттуда уже уходить во дворы микрорайона Гоголя, бывшей Садовой Слободы. Например, свернуть с Пушкина налево можно между домами 27 и 28, чтобы заодно взглянуть на один из арт-дворов [54], построенных в городе в рамках специальной программы "Арт Оврага". Программа основана на принципах так называемого соучаствующего проектирования — этот подход предполагает, что в трансформации городской среды на равных с заезжими именитыми архитекторами и урбанистами участвуют и непосредственно потребители будущего проекта, то есть местные жители. Жильцы окрестных домов формулировали проблемы своего двора, придумывали с помощью архитекторов и урбанистов способы их решения, разрабатывали проект – после чего он был реализован.
Проехав арт-двор насквозь, держитесь более-менее того же направления, а в случае каких-то сомнений всякий раз забирайте правее. Ваша цель — перекресток улиц Островского и Академика Королева, от которого надо будет двигать дальше по Академика Королева вдоль края городского парка культуры и отдыха, пока впереди не покажется новый символ города – «Pro.Елка» [2] архитектора Петра Виноградова из проекта «Pro.Движение». Эта 17-метровая стальная скульптура, обыгрывающая образ московской Шаболовской башни, не только получила в 2015 году престижную Премию Сергея Курехина в категории «Искусство в общественном пространстве», но и пришлась по душе консервативным выксунцам, которые устраивают вокруг авангардной елочки новогодние гуляния.
А от елки уже открывается центральная Красная площадь – такое революционное название получила старинная Базарная площадь к десятилетию революции в 1927 году. Тогда же здесь был заложен и первый камень самой заметной постройки города – Дворца культуры металлургов [1]. Сейчас это голубое здание с двумя изящными башенками, возведенное за рекордные два года по проекту архитектора Евгения Гуцкова, более известно как ДК им Лепсе, в честь латвийского большевика, главы местного профсоюза металлургов, финансировавшего строительство.

ВОКРУГ КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ


Сразу несколько произведений стрит-арта обнаруживаются буквально за углом от Красной площади со стороны ДК Лепсе. Прямо сразу между ДК и зданием, которое в Выксе до сих пор называют Новым Универмагом (Ленина, 17) отыщите трансформаторную будку [8] с росписью, которую выполнил в 2012 году серпуховский художник Рома REMO, один из самых интересных и узнаваемых уличных художников России. Начав заниматься стрит-артом еще на заре 2000-х, со временем он переключился на графику и живопись на холсте, что довольно заметно сказалось на его графитти, выполненных в крайне узнаваемом стиле: виртуозные росписи REMO образованы мельчайшими разноцветными кругами или геометрическими фигурами, которые больше всего напоминают не то мазки живописи французских пуантилистов, не то фосфены — цветные пятна, что появляются на глазах, если смотреть на солнце.

Белые кошки, стерегущие птичек на торце соседнего Нового Универмага [3], появились в 2011 году стараниями братьев Андрея и Михаила Рудневых, работающих под псевдонимом ArtBrothers; это одна из первых их работ в Выксе.

Две стороны [4] трансформаторной будки сбоку от здания расписали в 2012 году молодые кемеровские художницы из дуэта Pani Paniki, чьи работы сейчас можно встретить по всей России; третью [5], украшенную изображением сказочной девушки с косой, – никому в 2013 году еще не известная ростовчанка Настя Красева. «Арт-Овраг» в Выксе стал одним из первых фестивалей, в котором Красева приняла участие; сейчас она входит в московское объединение Vitae Viazi, работы которого вы еще увидите по всему городу.

С другой стороны этой трансформаторной будки открывается боковой торец городской почты (Красная Площадь, 7); сюрреалистическая трехмерная иллюзия на стене [6] – еще одна работа братьев-близнецов Рудневых, они же ArtBrothers (2012). А если обойти здание почты кругом, с обратной стороны обнаруживается глухой кирпичный забор [7], во всю длину расписанный пермской командой ICREW. Выцветшая краска на старом кирпиче, пустырь с видом на панельные дома микрорайона «Центральный» – хотя эта работа ICREW и была фестивальной, мало какая роспись в Выксе производит такое же впечатление настоящего партизанского искусства, каким и был изначально стрит-арт.
К слову, тот дом 20 микрорайона Центральный, что выходит на пустырь перед забором почты, на своем дальнем торце (со стороны улицы Степана Разина) хранит замечательную работу [40] одного из самых известных российских художников "уличной волны", екатеринбуржца Славы ПТРК. Этот сюжет, "Хороший урожай", изначально создавался в виде небольшого холста для серии картин «Одиночество». Но тут крайне удачно подвернулся конкурс на лучшую настенную роспись в Выксе, в которой «Хороший урожай» победил – и в масштабе девятиэтажного дома контраст между крохотной фигуркой селянина в центре и широким пространством золотого пшеничного поля вокруг оказался еще более разительным.

ОТ КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ ДО ДВОРЦА ЛЕНИНА

За почтой начинается и симпатичная пешеходная аллея, которая тянется через весь микрорайон Центральный. Двигаясь по ней, не пропустите с левой стороны на доме 9 притаившегося на ветке ягуара [11], одну из работ, которые выполнил в 2013 году в Выксе французский художник Филипп Боделок. Рисунки этого выпускника парижской Высшей школы прикладного искусства, самого престижного художественного вуза Франции, узнаваемы с первого взгляда. Паутина тончайших белых линий, которые Боделок виртуозно чертит от руки мелом или пастелью на угольно-черном фоне, заполняются геометрическими узорами и очертаниями неведомых галактик, чтобы волшебным образом сложиться в завораживающие трехмерные фигуры животных, вымышленных или настоящих. В последние годы этот сказочный зверинец появлялся (и вскоре исчезал) и на стенах Парижа, Марселя и других французских городов, и в залах важных художественных галерей, но Выкса остается едва ли единственным местом за пределами родины художника, где с ними можно свести знакомство. Еще один зверь Боделока, антилопа [10], поселилась на стене соседнего дома 10А — чтобы найти ее, понадобится углубиться в квартал за ягуаром. Чуть наискосок от антилопы видна ограда выксунской пожарной части; над ней поднимается обитая цинком башня [9], на которой в 2011 году те же Art Brothers нарисовали рыболова, не подозревающего, что на его удочку сейчас попадется рыба-молот.
А чуть правее за пожарной частью – дорогу укажут выкрашенные в радужные цвета коробы газовых труб [12] между девятиэтажками — будет и самый первый арт-двор города [13]. Среди выксунцев он до сих пор известен как «Черный кортик»; такое зловещее название носила излюбленная забава местных мальчишек – спихивать друг друга с покатой крыши подземного гаража чуть ли не под колеса автомобилей, лихо объезжавших через двор пробки на улице Ленина. В 2015 году на месте опасной крыши Артель архитекторов выстроила универсальную конструкцию по проекту жильцов , которая может по необходимости трансформироваться в сцену для выступлений, зал для собраний соседей или спортивную площадку.

Через "Черный кортик" можно вернуться обратно на пешеходную аллею Центрального, которая вскоре упрется в главную улицу Выксы, Красные Зори. Ее проложили в годы первых пятилеток, когда Выкса только получила статус города, чтобы соединить воедино бывшие рабочие поселки. К тому же времени относится и название – счастливое коммунистическое будущее, казалось, было уже не за горами.
Составить некоторое представление о том, каким это будущее представлялось в конце 1920-х годов, можно, повернув направо — к многоквартирным деревянным домам (Красные Зори, 15, 17, 19), к которым изначально прилагались собственные огороды для каждой семьи. А невзрачная на вид хрущевка [39] дальше по той же стороне улицы (Красные Зори, 23) до сих пор остается предметом особой выксунской гордости. Это первый экспериментальный панельный дом, cобранный в Выксе по шведским образцам аж в 1958 году, – и только потом эту типовую модель 1605 растиражируют по всему СССР. А за первым панельным домом в СССР, у пересечения с улицей Вавилина, высится типовой сталинский Дворец Ленина [38], колонны которого расписали в 2011 году братья Рудневы (ArtBrothers), чьи работы вы уже видели.

ОТ ДВОРЦА ЛЕНИНА К УЛИЦЕ ОСТРОВСКОГО


Двигайтесь дальше Красным Зорям, но по противоположной стороне улице. Тут стоит отыскать трансформаторную будку у дома №30, на которой изображен большой гном, держащий в руках гнома поменьше, – этот фирменный рисунок группировки ZukClub ("Парадокс" [37]) можно встретить и на улицах многих европейских городах, в которых работала эта московская команда. Чуть дальше по той же стороне на торце трехэтажного дома №34 обнаруживается панно [50] екатеринбуржца Максима Реванша, которое местные жители прозвали "Волком", хотя какое именно животное тут изображено, до конца не ясно.

Чтобы попасть в самое, пожалуй, интересное место на Красных Зорях, надо будет снова пересечь улицу и проехать чуть дальше. В конце 1920-х годов, когда большинство выксунских рабочих еще почитали за счастье получить комнату в новом деревянном бараке, в этой части Красных Зорь начали возводить аккуратные двухэтажные кирпичные домики (№37, 39, 41, 43) – элитное жилье предназначалось для немецких специалистов из фирмы Круппа, приехавших консультантами на строительство нового завода. Сейчас эти дома расселены и ждут сноса; сколько они еще простоят, неизвестно, но постарайтесь успеть увидеть росписи [32], [33], [34], [35] на торцах номеров 39 и 41, выполненные в 2012 году, когда эти дома были еще жилыми. Здесь отметилась московская команда Vitae Viazi, именитый дуэт Аesthtetics из Жуковского (они же Петро и Слэк) и другие менее известные художники. Сейчас, когда исторические дома на Красных Зорях стоят расселенные, а росписи на их стенах, оставшиеся с героических первых лет проведения "Арт-Оврага", несколько потрепаны временем и непогодой, этот уголок Выксы приобрел особое обаяние. Не пропустите и индейца с баллончиком краски в руке на стене гаража [36] между домами 35 и 37 (Stan, Max13, 2013).

От расселенных домов на Красных Зорях можно уйти вбок по улице Белякова до следующего перекрестка (с улицей Чкалова). Здесь, у магазина "Пятерочка" отыщите трансформаторную будку c рисунком "Заключенный" [51] Никиты Nomerz. Изображение пленника, вырывающегося на волю из темницы, — часть большого проекта Nomerz "Живая стена": художник из Нижнего Новгорода разрисовывает заброшенные постройки по всей России, добавляя где глаза, где рот и нос, чтобы превратить их в изображения человеческого лица и вернуть погибшим зданиям жизнь. В 2013 году, когда Nomerz сделал эту работу на Белякова, он был куратором всей программы стрит-арта на "Арт-Овраге".

Продолжайте двигаться по улице Чкалова до пересечения с улицей Островского, а там сразу за перекрестком ныряйте вглубь квартала по правой стороне. В этом идиллическом районе старых краснокирпичных домов во дворе между домами №10 и 12 по улице Чкалова скрывается самое, пожалуй, обаятельное произведение стрит-арта в Выксе – написанная на стене сталинской трансформаторной будки черно-белая «Мадонна» [19] Паши 183. Во многих своих работах Паша 183 мастерски обыгрывал окружающие рисунок предметы, будто включая их в свое произведение; вот и камерная выксунская «Мадонна» уютно примостилась в проеме декоративной будки, образуя вместе с проржавевшей дверью некое подобие церковного складня.

Чтобы вернуться отсюда к дому Баташёвых, надо будет выкатить велосипед из двора на Островского и двигаться по ней до уже известного вам перекрестка с улицей Академика Королева, а там сворачивать направо и двигаться вдоль городского парка.